22:29 

Контроллер: 6. Внеклассовый Солджер.

Мозгослесарь
6. Внеклассовый Солджер.


- Мне надо с Вами побеседовать.

- Запишись на приём, - буркнул Ходжо, не отрываясь от монитора. - У меня нет времени на всякую ерунду.

- О, я уверен, что на эту ерунду у Вас время найдётся.

- Вряд ли. Эти данные...

- ...вполне могут подождать полчаса, - Сефирот протянул руку и выключил монитор.

- Да что ты себе... - начал было Ходжо, но тут же умолк, усмехнувшись. - А, это ты... Не ожидал тебя здесь увидеть, обычно ты не жалуешь меня своими визитами. Что стряслось? Началась очередная война, кто-то убил Президента?...

Сефирот рассмеялся.

- К сожалению, чуда не случилось - войны нет, а Президент Шинра, скорее всего, жив и страдает разве что похмельем и хроническим идиотизмом.

- Последним он скорее наслаждается, - буркнул Ходжо с ухмылкой. - А у меня действительно нет времени на праздные разговоры.

- В таком случае... - Сефирот смерил Дока оценивающим взглядом. - Как Вы относитесь к идее изучить влияние мако на Контролёра в рамках проекта КнК?

Глаза Ходжо на мгновенье загорелись, но тут же потухли.

- Я не думаю, что Шинра одобрит такой проект.

- Шинре не обязательно знать, - возразил Сефирот.

Ходжо покачал головой.

- Президент, конечно, не разбирается в науке, но даже он не станет финансировать проект, содержание которого он не знает.

- И Вы, конечно же, ни разу не занимались несанкционированными исследованиями за счёт бюджетов других проектов.

- Вы меня в чём-то обвиняете, генерал?

- Что Вы, доктор, мне бы такое и в голову не пришло. Я просто хотел сказать, что на программу "Солджер" выделяется гораздо больше мако и денег, чем требуется.

Ходжо кивнул и задумался. Идея была интересная, результаты такого эксперимента могли дополнить общую теорию... Вот только с каких это пор Сефирот подбрасывает ему идеи для экспериментов?

- Что случилось? До Страйфа наконец-то дошло, что он может пользоваться своим положением в личных целях, и он приказал тебе выпросить для него мако-терапию?

- Если бы это было так, то я бы с этого и начал.

- И получил бы отрицательный результат, не нарушив приказа, - кивнул Ходжо. - Логично. В таком случае, что случилось?

- Я не понимаю о чём Вы, доктор.

- Брось. Тебе зачем-то понадобилось сделать из Страйфа псевдо-Солджера. Причём понадобилось срочно. Я хочу знать, зачем.

- И если я объясню причины, Вы согласитесь провести эксперимент?

- Осторожнее, Сефирот. Ещё немного - и мне покажется, что ты занимаешься вымогательством.

- Ни в коем случае. Я всего лишь забочусь о собственной безопасности.

- Вот как? И каким образом мако для Страйфа повлияет на Вашу безопасность, о великий генерал? - язвительно спросил Ходжо.

- По-моему, это очевидно, - в тон ему ответил Сефирот. - Если лейтенант Страйф, вздумает, например, прогуляться вечерком в бар на нижнем уровне, и наткнётся там на недоброжелателей, то ему вполне может взбрести в голову позвать меня на помощь, и ...

- ...и ничего у него не выйдет, этой связи не хватит, чтобы пробиться на другой уровень. Если, конечно, тебе не вздумается надираться в трущобах вместе со своим лейтенантом.

Сефирот усмехнулся.

- В том-то и дело, что выйдет.

- С чего ты взял, что... - Ходжо на мгновенье умолк. - С какого расстояния?

- Из какой-то дыры в Седьмом до бального зала на сорок втором этаже Шинра-билдинг. Адрес дыры могу уточнить.

- Ничего себе! - Ходжо присвистнул. - Это больше рассчётного радиуса раз в десять, плюс перекрытия, плюс помехи от проходящих между уровней коммуникаций... - Ходжо умолк, подсчитывая. - И ты за полтора месяца не соизволил мне об этом сказать?

- Полтора месяца, доктор? С чего Вы взяли?

- Не играй со мной в эти игры, Сефирот. Это было забавно, когда тебе было пять. Тебя в бальный зал просто так не затащишь, последнее сборище было на день рождения этой бездари - откуда ты, насколько я помню, подозрительно внезапно исчез.

- Я не хотел, чтобы об этом узнал кто-либо ещё, а Ваш кабинет обычно прослушивается.

- А сейчас что изменилось?

- Сейчас мне нужно мако для Страйфа. И он наконец-то достаточно отошёл от процедур, чтобы не свихнуться от побочных эффектов.

Ходжо кивнул.

- И прослушивание тебя не интерисует.

Сефирот усмехнулся.

- Сейчас прослушивание не ведётся.

- О? Теперь ты командуешь Турками?

- Турки проходят у Вас медосмотр, Доктор, - с усмешкой процитировал Сефирот. - Я всего лишь напомнил им об этом.

Ходжо рассмеялся.

- Ладно, будет тебе мако для Страйфа. Хотя я не понимаю, почему бы тебе просто не запереть его в пределах верхнего уровня, чтоб не шлялся где попало.

- Потому что если новости о том, что он может меня контролировать, дойдут до организаций вроде Аваланча, то они могут попытаться использовать его, чтобы добраться до меня. Я хочу, чтобы он не был слишком лёгкой целью.

- Ты ожидаешь утечки информации?

Сефирот пожал плечами.

- О «КнК» знает слишком много людей. Включая Хейдиггера и Шинру. Хейдиггер - это, конечно, не Лазард, и нарочно никто из них разглашать не будет, но о каких-либо гарантиях секретности речи быть не может.

Ходжо вздохнул и потянулся к выключателю монитора.

- Ладно, хватит трепаться попусту. Пришлёшь ко мне завтра своего лейтенанта, надо сделать предварительные тесты...

***
Клауд лёг на кушетку и натянул простыню до самого подбородка. Сейчас сюда войдёт доктор Ходжо, и давняя мечта Клауда наконец-то исполнится - он станет Солджером. Неофициально и не сразу, сегодняшняя процедура всего лишь первая в серии, но через месяц он станет таким же, как Зак.

Ему было страшно. До дрожи, до тошноты до панического желания убежать и спрятаться. Единственное, на что его хватало - не поддаться желанию и не "позвать" Сефирота. За последние недели он неплохо научился контролировать связь и отдавать приказы. Он не хотел учиться, он хотел бы вообще забыть об этой связи, но Сефирот настоял на тренировках.

Едва слышное шипение отъезжающей в сторону двери заставило Клауда вздрогнуть. Увидев вошедшего, он покраснел.

- Простите, сэр, - пробормотал он.

Сефирот чуть приподнял бровь.

- За что?

- Я не хотел... Звать Вас.

- Вы и не звали, - ответил Сефирот с мягкой улыбкой. - Но Добрый Доктор считает, что моё присутствие на начальных стадиях процедуры может оказаться полезным.

- На начальных стадиях?

- Первые два-три часа. Начальные стадии усвоения мако организмом обычно сопровождаются побочными эффектами, об этом Вы знаете. Те, у кого недостаточно высокие психологические показатели, обычно не выдерживают и сходят с ума. У Вас показатели чуть ниже пороговых - ненамного, всего на три единицы, но этого было достаточно, чтобы Вы не прошли отбор в подразделение "Солджер". Ходжо считает, что у Вас есть достаточно высокий шанс справиться с "растворением", и что моё присутствие может помочь. Я не совсем понимаю, каким образом, но Доку виднее.

Клауд слушал, стараясь вникнуть в слова, но получалось не очень хорошо. Голос Сефирота странным образом успокаивал, почти убаюкивал, и к тому моменту, как дверь вновь открылась и появился Ходжо, Клауду было совсем не страшно, и даже почти интересно.

- Я вижу, вы готовы, - проворчал Ходжо.

Клауд улыбнулся - за последние несколько месяцев он успел совсем освоиться с грозным главой Департамента науки и знал, что подобное обращение является вовсе не признаком неприязни, а наоборот - обычно Док не опускается до разговоров с пациентами, и называет их исключительно "образцами" или "материалом".

Воткнувшуюся в вену у сгиба кисти иглу Клауд почти не почувствовал. Полившаяся по прозрачной трубке жидкость оказалась прохладной, и это было немножко неприятно - совсем немножко, и только первые несколько секунд, пока он не привык. Самым неприятным был пластырь, которым игла и трубки крепились к руке, и от этой мысли хотелось смеяться. И вот этого он боялся? Наверное, он действительно недостоин быть настоящим Солджером, раз боится подобных пустяков...

- Почему инъекция, а не обычный метод? - вдруг спросил Сефирот. Ходжо поморщился.

- Ты собираешься указывать мне, как и что делать?

- Ни в коем случае, - с преувеличенно-любезной улыбкой ответил Сефирот. - Вам, безусловно, виднее, а с моей стороны это всего лишь... - Сефирот на мгновенье умолк - то ли ради эффекта, то ли действительно подбирая слова, - ...праздное любопытство.

- Любопытство, - проворчал Ходжо. - Любопытство кошку сгубило. Если бы ты потрудился внимательно прочесть теорию, то знал бы, что минимальная доза, которую можно создать обычным методом - это вдвое больше, чем нужно твоему лейтенанту, чтобы у него был хоть какой-то шанс остаться нормальным. И кстати о шансах - ты всё ещё можешь отказаться от этой затеи.

- Нет, - резко ответил Сефирот.

- Как знаешь, - усмехнулся Ходжо. - Приготовьтесь, Страйф, сейчас может быть неприятно. Постарайтесь не терять сознания хотя бы первые пару минут...

Клауд заворожённо смотрел, как Ходжо отвинчивает колпачок на ответвлении трубки капельницы, как он берёт шприц, втыкает иглу в порт, медленно выдавливает зеленоватую жидкость из шприца в трубку...

Он ничего не почувствовал. Секунду, две... может, три. А потом по венам потёк огонь. От иглы вверх по руке и вниз, к сердцу. Мгновение невыносимо-жгучего затишья, и огненный комок в груди взрывается, разливается по венам в живот, в руки, в ноги, в лёгкие... в мозг.

Кажется, он кричал. Кажется, он пытался сорвать с себя капельницу, выдрать иглу, избавиться от этого огня. Но ему не дали - чьи-то руки удерживали его, чьи-то голоса одновременно переругивались и успокаивали, и что-то мягкое щекотало лицо. Потолок исчез, вместо него откуда-то взялись два огромных зелёных фонаря с вертикальными чёрными полосками, а голоса смешались, распавшись на отдельные звуки. Боль была невыносимой, неописуемой, она не оставляла места ни для чего - даже для желания перестать чувствовать, потерять сознание, перестать быть...
Ходжо досадливо поморщился.

- Он всё-таки хлопнулся в обморок.

- Это не всегда означает отрицательный результат, - возразил склонившийся над Клаудом Сефирот.

- Всего лишь в девяноста восьми процентах случаев, - в тон ему ответил Док. - А у остальных двух были совсем другие показатели.

Сефирот не отреагировал. Он напряжённо смотрел на Клауда, словно пытаясь разглядеть хоть искорку сознания на мокром от слёз, перепачканном кровью лице. Он не был готов сдаться, он не верил, что для Клауда всё кончено, что он не выдержал даже минимальную дозу Мако, которую сам Сефирот вряд ли даже заметил бы. Но Клауд лежал неподвижно, его дыхание было неглубоким, но ровным, а главное - он больше не звал Сефирота, не просил-умолял-приказывал сделать хоть что-нибудь.

Это не должно закончиться так, мальчишка не должен превратиться в овощ после первого же сеанса. Это было бы слишком неудобно - он оказался на редкость толковым секретарём и очень удобным Контролёром. Если он не очнётся, то Контролёра придётся менять, а это означает ещё одну серию вульгарных процедур, возможно даже с самим Президентом в главной роли. К тому же, Сефироту он нравился, этот немного нескладный, застенчивый, мечтательный парнишка, чем-то похожий на Зака в ранней юности. И Зака такой исход тоже огорчит...

- Отодвинься, - буркнул подошедший Ходжо. - Ты мне мешаешь.

Сефирот отстранился - ровно настолько, чтобы Ходжо смог прилепить к вискам и груди Kлауда датчики. И тут же придвинулся обратно. Кажется, Ходжо проворчал что-то ещё, что-то о досадных помехах и дурацких идеях, но Сефирот не счёл нужным реагировать.

- Хмм... Интересно... - протянул Док, разглядывая показания датчиков. - Очень интересно... А если...

Док достал откуда-то ампулу и, прочитав этикетку, кивнул.

- Что это? - резко спросил Сефирот. Ходжо лишь презрительно фыркнул, ещё раз покосился на показания датчиков и подошёл к кушетке. - Что ещё Вы собираетесь ему колоть?

Ходжо ещё раз презрительно фыркнул и разломал ампулу. По комнате разнёсся резкий запах нашатыря.

- Колоть это, - он помахал в воздухе ампулой, - я не стал бы даже тебе.

Сефирот поморщился - для сверхчувствительного обоняния резкий запах был почти болезненым. Ходжо поднёс ампулу к носу Клауда, и несколько секунд спустя тот, чихнув, очнулся. И тут же вновь застонал, прикусив губу, и попытался вырвать капельницу...

- Так я и думал, - с довольным видом заявил Док, доставая откуда-то ещё одну ампулу, на этот раз побольше. И, усмехнувшись в ответ на непонимающий взгляд Сефирота, пояснил: - Это не мако-эффекты. Наша нежная красавица банально свалилась в обморок от болевого шока.

- Болевого шока? - стараясь не выдать облегчения, переспросил Сефирот. - Вы уверены? Конечно, мако - это не слишком приятно, но болевой шок?

Ходжо пожал плечами.

- Во-первых, у него очень низкий болевой порог, гораздо ниже, чем у тех, кто обычно попадает в программу "Солджер". Отбор по этому показателю не производится, но, возможно, он связан с другими характеристиками. Надо проверить... - Ходжо быстро подошёл к столу и черкнул что-то в тетради, потом достал шприц и набрал в него жидкость из ампулы. - А во-вторых, обычно мако усваивается через кожу и лёгкие, а не попадает напрямую в кровь. Судя по всему, в такой форме процедура получается более неприятной.

Ходжо нащупал порт капельницы, и, игнорируя протестующий возглас Сефирота, вколол содержимое шприца.

- Всего лишь обезболивающее, - с явным сарказмом произнёс он. - Сейчас подействует. Или ты предпочёл бы, чтобы он продолжал дёргаться?

С этими словами Док уткнулся в монитор и принялся что-то печатать. Сефирот покачал головой и позволил себе переключить внимание на Клауда. Тот наконец-то был в сознании... если это можно было назвать сознанием. Он лежал неподвижно, глядя застывшим взглядом куда-то перед собой. Сефирот знал этот взгляд, он слишком часто бывал в лабораториях, слишком много видел неудавшихся экспериментов...

- Лейтенант Страйф, - тихо позвал он, накрывая сжатую в кулак руку Клауда своей. - Клауд... Постарайтесь не терять сознания. Постарайтесь не засыпать. Слушайте мой голос, концентрируйтесь на нём, Вы сможете выдержать. Вы должны выдержать, я в Вас верю, у Вас хватит сил, главное - не засыпайте...

Клауд не ответил, но Сефирот и не ждал ответа. Он вообще не ждал никакой реакции, он уже почти не верил, что Клауду удастся выкарабкаться. И поэтому он вздрогнул, когда Клауд слабо, едва заметно сжал его ладонь.

***
Клауд не совсем понимал, что с ним происходит и где он находится, но в одном он был уверен: так хорошо ему не было очень давно. Ему было тепло, уютно и сонно, он обнимал Сефирота и...

Стоп. Сефирота? Клауд резко распахнул глаза, то ли надеясь, то ли опасаясь, что это окажется сном - и тут же покраснел, встретившись с внимательным взглядом Сефирота. Но как он здесь оказался? Как это могло произойти?

- С-сэр? - осторожно спросил он. - Что...

Закончить вопрос он не успел - воспоминания хлынули водопадом, перегоняя друг друга, не совсем понятные, но невероятно яркие.

Мако. Его первая процедура. Страх, панический ужас. Оказавшееся преждевременным облегчение. Боль, от одного воспоминания о которой хотелось кричать и которая в какой-то момент просто исчезла - и от этого стало только хуже.

Это было... Для этого не было слов, это невозможно было описать, и в то же время это было самое ужасное, что с ним когда-либо случалось. Голоса-мысли-чувства, все чужие, и каждый тянет в свою сторону, норовит оторвать кусок, и это больно - не физически, но больно. Невыносимо больно. И среди всего этого - голос Сефирота, он тоже тянет, и это тоже больно, но эта боль - она другая, и её почти можно выдержать...

***
Сефирот лежал неподвижно и ждал. Приказ, заставивший его лечь на узкую лабораторную кушетку рядом с ничего не соображающим Клаудом, давно перестал действовать, но вставать Сефирот не спешил. Поза была достаточно удобной, а обнимать мальчишку было на удивление приятно. К тому же, была ночь, а у него не было никаких неотложных дел... И с какой стати он выдумывает оправдания?

Клауд зашевелился и довольно улыбнулся, потом резко распахнул глаза и тут же покраснел. Кажется, на этот раз он очнулся по-настоящему - в состоянии мако-отравления не смущаются и не краснеют. Хотя Клауд - особый случай, от него можно ожидать чего угодно.

Смущение Клауда быстро уступило место всё усиливающемуся ужасу, и Сефирот осторожно погладил его по плечу.

- Лейтенант Страйф, - позвал он. - Вы меня слышите, лейтенант? Клауд?

Собственное имя заставило Клауда вздрогнуть. Его глаза вновь сфокусировались на лице Сефирота и он с видимым трудом, словно нехотя, спросил:

- Что я... натворил?

Сефирот усмехнулся.

- Ничего особенного, если не считать обморока в самом начале процедуры. Как Вы себя чувствуете?

- Вроде нормально, - неуверенно ответил Клауд. - А почему Вы...

Он вновь покраснел, не закончив фразу, но взгляд был достаточно выразительный. Сефирот постарался как можно более мягко улыбнуться и ответил:

- Вы хотели, чтобы я был рядом.

- Я... - Клауд едва не задохнулся от ужаса. - Я приказал Вам? Лечь со мной?

Сефирот поколебался, прежде чем ответить - всего миг, но Клауд заметил.

- Да.

- Я... Что?.. Я не...

- Успокойтесь, лейтенант, - со вздохом сказал Сефирот, вставая с койки. - Никто не станет винить Вас за сделанное под влиянием мако-отравления. Тем более, что ничего предосудительного Вы не сделали.

Клауд вздрогнул - без Сефирота сразу стало холодно. Немного успокоило то, что генерал был полностью одет, а значит, ничего по-настоящему ужасного он не сделал, но всё же... Вряд ли Сефирот стал бы обнимать его по своей воле.

- Но я приказывал Вам. Приказывал делать то, что Вы бы сами не делали, а это...

- Успокойтесь, лейтенант, - резко оборвал его Сефирот. - Это приказ.

Клауд напрягся. Он хотел возразить, но ослушаться приказа Сефирота было немыслимо.

- Есть, сэр, - прошептал он.

- Замечательно, - кивнул Сефирот, прохаживаясь по комнате. Затем остановился рядом с Клаудом и гораздо мягче добавил: - Вы действительно не сделали ничего плохого, Клауд. Да, Вы приказали мне быть рядом, Вы хотели, чтобы Вас обнимали и говорили, что всё будет хорошо. Но в этом нет ничего ужасного. Если подобный пустяк способен уберечь Вас от мако-эффектов, то я согласен делать это и без приказов.

Клауд кивнул. Да, это было стыдно и по-детски, но это действительно пустяки по сравнению с тем, чего он опасался, по сравнению с тем, что он мог бы приказать. И если Сефирот не против, если он не сердится, то может быть, всё не так уж плохо... И всё-таки он не мог не уточнить.

- Это - всё? Я больше ничего не...

- Это всё, - оборвал его Сефирот. - Раз Вы не считаете нужным мне верить, Вам пришлют диск с записью камер наблюдения, убедитесь сами.

- Я Вам верю! - горячо запротестовал Клауд. Сефирот усмехнулся и покачал головой.

- Нет, не верите. Когда будете готовы, можете вставать. Раздевалка за той дверью. Завтра вернётесь в лабораторию на анализы, в остальном можете свободны до послезавтрашнего утра. Хорошего дня, лейтенант.

С этими словами Сефирот вышел за дверь. Клауд обхватил себя руками и крепко зажмурился, стараясь сдержать слёзы. Ну почему он опять ухитрился всё испортить?

***
Сефирот сдержал слово и достал записи с камер наблюдения в лаборатории. Когда Клауд явился на место, диск уже ждал его - лежал поверх стопки бумаг, требующих немедленного внимания. Обыкновенный диск со стандартной этикеткой - даты, местонахождение и номера камер, пометка красным о том, что это - копия, выданная под идентифицационный номер такой-то. Номер был Клауду незнаком, значит, Сефирот запрашивал копию не сам.

Клауд хотел было ввести номер в систему и посмотреть, кто оказывает генералу подобные услуги, но в последний момент передумал - он не был уверен, что подобный запрос не доставит Сефироту неприятностей. К тому же, это было бы сродни подслушиванию, а шпионить за Сефиротом было бы бесчестно.

Клауд отложил диск в сторону и взялся за бумаги. За те четыре дня, что он отсутствовал, накопилось довольно много работы, и он с энтузиазмом принялся разгребать завал. Не то чтобы он любил бумажную работу, но это позволяло хоть ненадолго отвлечься от мыслей о диске и собственной глупости, которая привела к его появлению.

За бумагами Клауд провёл почти целый день. Сефирот появился один раз, и то ненадолго - спросил о самочувствии и состоянии дел, добавил ещё несколько папок в стопку "Срочно", хмыкнул при виде лежащего в углу стола диска и, пожелав хорошего дня, ушёл. Клауд вздохнул, проводил начальство несчастным взглядом и вернулся к работе.

К сожалению, дела закончились раньше, чем рабочий день. Можно было, конечно, начать завтрашнюю порцию, но тогда завтрашние дела закончатся ещё раньше, и к тому же это не выход.

Клауд откинулся в кресле и посмотрел на диск почти с ненавистью. Он не хотел его открывать, в его глазах это было бы доказательством того, что он не верит Сефироту. Он хотел бы вернуть генералу запечатанный диск и сказать, что в доказательствах нет необходимости. Но диск не был запечатан, так что подобные жесты были бессмыссленны. К тому же... Он должен узнать наверняка, ему просто необходимо быть уверенным, что он действительно не натворил ничего предосудительного под воздействием мако, что он не заставил генерала...

При этой мысли Клауд невольно покраснел. Когда он наконец-то заставил себя встать с лабораторной койки, то обнаружил на простыне и собственном теле следы - точно такие же, как остаются после особенно откровенных снов. И если Сефирот это видел, или был вынужден участвовать в этом...

Он просто должен был знать.

Клауд быстро, чтобы не передумать, открыл коробку и вставил диск в компьютер.

Полтора часа спустя Клауд откинулся в кресле и закрыл лицо руками. Щёки горели от стыда и смущения. Сефирот не солгал - Клауд действительно не сделал ничего предосудительного. Он всего лишь хныкал, как девушка и просил, чтобы его гладили по головке и утешали. И Сефирот - легендарный Генерал Сефирот, клинок Корпорации и главный кошмар её врагов - обнимал его за плечи, гладил по волосам и раз за разом обещал, что всё будет хорошо. Одного этого было достаточно, чтобы умереть со стыда. А ведь было ещё много чего. Он выл - кажется, от боли. Он то дрожал, то плакал, то истерически смеялся, и при этом ни на миг не отпускал от себя Сефирота. То есть, почти ни на миг - в какой-то момент Клауд его прогнал, причём прогнал приказом, хотя Сефирот явно не хотел уходить и говорил, что не считает разумным оставлять Клауда одного. Но Клауд приказал уйти, и Сефирот был вынужден подчиниться. Он вышел на целых пятнадцать минут, пока Клауд... занимался самоудовлетворением.

Клауд крепко зажмурился и закусил губу. Это было стыдно, просто невероятно стыдно. Да, Зак предупреждал его, что так может быть. Что будут перепады настроения и почти не поддающиеся контролю желания и порывы, что это нормальная реакция на мако. Но Заку легко говорить, он настоящий Солджер. Он наверняка перенёс это как Солджер, как настоящий мужчина, и уж он точно не ревел и не лез к Сефироту обниматься...

Клауд глубоко вздохнул. Что ж, по крайней мере, Сефироту не пришлось наблюдать за самой постыдной частью. И главное - не пришлось участвовать. От этой мысли становилось чуть легче на душе, и в то же время более стыдно - ведь Сефирот говорил, что ничего не было, а Клауд почему-то посмел ему не поверить.

Он вытащил диск и, мгновенье поколебавшись, пропустил через шреддер, чтобы наверняка. Надо будет завтра извиниться перед Сефиротом, а заодно сказать ему спасибо за урок. Может, хоть это научит его доверять Сефироту.

Вернее, за два урока. Теперь он знал, что даже в невменяемом состоянии способен уберечь Сефирота от собственных приставаний. И от этой мысли было неожиданно тепло.

@темы: Final Fantasy 7, Контроллер

   

Свалка графомани

главная