22:32 

Контроллер: 8. Пожар

Мозгослесарь
8. Пожар.


Клауда опять укачало. Конечно, это не шло ни в какое сравнение с тем, как его укачивало раньше. После Мако-терапии проблема почти исчезла и он даже научился думать о самолётах и кораблях без приступов паники. Но сейчас...

Сейчас фургон трясся вверх по горной дороге, под проливным дождём, а Зак жизнерадостно трепался и ходил взад-вперёд по небольшому пятачку свободного места, и от его мельтешения, кажется, даже Сефирота слегка укачивало. Скорее бы уже добраться до места...

До места. Эта мысль заставила Клауда помрачнеть. Местом назначения был Нибельхейм, его родной город, в который совсем не хотелось возвращаться. Ведь он так и не стал Солджером, и никогда не станет. Он так и не добился того, за чем уезжал в Мидгар, а возвращаться, не достигнув цели, было стыдно.

Вдвойне стыдно от того, что он не просто рядовой армии Шинра, а лейтенант и личный секретарь Сефирота. Ведь его заслуги в этом не было, ему просто посчастливилось оказаться в нужном месте в нужное время. Если бы не подслушанный разговор двух лаборантов о предстоящем эксперименте, он бы не оказался в тот вечер в личных апартаментах Сефирота, и между ними не возникла бы связь, и эксперимент наверняка провалился бы, и его постигла бы та же судьба, что и все остальные неудачные эксперименты Ходжо... И не было бы лейтенанта Страйфа, и не было бы полулегальных экспериментальных мако-инъекций, и возникшей из совместных тренировок и попоек с дружбы Заком, и той странной лёгкости, которая возникала иногда в его отношениях с Сефиротом.

Конечно, до Зака Клауду всё ещё было далеко - он был сильнее, обаятельнее, старше. Хотя в последнем иногда можно было усомниться - порой Зак вёл себя так, что Сефирот грозился разжаловать его и отправить в детский сад. А ещё Сефирот был с Заком на "ты", а Клауда по-прежнему называл "лейтенант Страйф" и обращался по имени только иногда, в совершенно особых ситуациях - в тот вечер после сцены в переулке, которая едва не закончилась скверно, или во время отката после мако-инъекций, когда Клауд едва соображал, где он и что с ним происходит. А однажды это случилось после обыкновенного дня в штабе - Сефирот допоздна координировал какую-то миссию, Клауд заполнял какие-то бумаги и выполнял поручения, а когда операция завершилась...

Сефирот тогда назвал его по имени и улыбнулся, и его лицо было совсем-совсем близко - достаточно близко, чтобы разглядеть серебристые искорки в ярко-зелёных глазах, и Клауду показалось, что сейчас его поцелуют... Но чуда так и не случилось - Сефирот отвернулся и привычным командным тоном отправил его спать, и Клауду ничего другого не оставалось, кроме как подчиниться. Конечно, он мог бы воспользоваться своей властью и приказать Сефироту, но даже сама мысль об этом казалась Клауду чудовищной и отвратительной. Тем более, что хотел он совсем не того - не простого, бессмысленного поцелуя или даже секса, а чего-то большего, чего-то... настоящего.

Клауд тяжело вздохнул и прикрыл глаза. Глупо хотеть невозможного. Он никогда не станет Солджером, он никогда не станет по-настоящему близок с Сефиротом, он никогда не будет таким, как Зак... Он никогда не оправдает ожиданий Тифы - она ждёт героя-Солджера, способного спасти её от чего угодно, а он... Что он может, кроме как позвать Сефирота и позволить ему решить все его проблемы?

...Когда они наконец-то добрались до Нибельхейма, Клауд вылез из фургона последним, натянув предварительно шлем. Сефирот чуть заметно приподнял бровь в удивлении, но ничего не сказал. Зак хотел было возразить, но под взглядом Сефирота умолк... Клауд был ему за это благодарен. Конечно, к маме он зайдёт, но всем остальным отнюдь не обязательно знать, что он вернулся в родной город, так и не добившись своего...

***
- Каково это, лейтенант? Ведь это Ваш первый визит в родной город за долгое время, не так ли?
- Ну... Как возвращение в родной город, сэр, - пробормотал Клауд. Надеть шлем было хорошей идеей - хотя бы потому, что сквозь него не видно, как он краснеет. - Как это обычно бывает.
- Мне неизвестно, как это обычно бывает. У меня нет родного города.
- А родители? - ляпнул Клауд. И тут же прикусил язык.
- Родители? - усмехнулся Сефирот, но его усмешка выглядела какой-то рассеянной. - Мою мать звали Дженова, она умерла при родах. Мой отец... Впрочем, неважно. Пойдёмте, лейтенант. Где-то здесь должна быть гостиница....

***

Клауд вылетел за ворота горящего города и со всех ног помчался к реактору. Сефирот...

Сефирот. Эта мысль не укладывалась в голове. Почему?.. Что с ним случилось, зачем он это сделал? Клауд не видел Сефирота с того дня, как они вернулись с вылазки к реактору. Всю последнюю неделю генерал просидел в подвале поместья, а Зак ходил мрачнее тучи и грозился выломать дверь. А на пятый день он заявил, что если Сефирот к утру не вылезет, то придётся Клауду вытаскивать его приказом, через КнК.

Сначала Клауд подумал, что он ослышался. Зак был другом, Зак знал, что Клауд никогда не станет использовать свою власть над Генералом... Но Зак настаивал, и в результате они серьёзно поссорились - настолько серьёзно, что Клауд сбежал из гостиницы и последние два дня провёл с матерью.

А теперь город горел, и мама была мертва, а сам он выжил лишь благодаря случайности. Быть может, Зак был прав, и Сефирота следовало попытаться вытащить из того подвала, потянув за ошейник?.. Клауд тряхнул головой. Он бы в любом случае не стал этого делать, ведь он обещал Сефироту, что никогда не воспользуется своей властью. К тому же, вряд ли это что-либо изменило бы, только город сгорел бы на два дня раньше...

Тифа лежала без сознания у самого входа в реактор. Она была ранена, и рана в груди выглядела жутко, а у Клауда не было с собой ничего, что могло бы ей помочь. Всё, что Клауд мог сделать - это осторожно подвинуть Тифу к стене и устроить поудобнее. Может быть, в реакторе найдётся что-то, что сможет помочь...

Но в реакторе был только Зак, и выглядел он ничем не лучше Тифы. Он бессильно свисал с одного из автоклавов, по гладкой серой стенке которого стекала казавшаяся в мертвенном свете ламп почти чёрной кровь. Смотреть на это было тяжело, почти невыносимо, но и отвернуться от друга Клауд не мог.

От друга. Хорош друг - бросил его на два дня под закрытой дверью и сбежал! Настоящий герой, ничего не скажешь...

- Зак... - прошептал Клауд, делая шаг к автоклаву. Он смотрел в глаза Зака - обычно такие яркие, весёлые а сейчас... Сейчас они не светились искорками мако и смеха, и взгляд был каким-то невидящим, словно Зак был уже не совсем здесь. И Клауду совершенно не хотелось задумываться, что это значит.

- Это должно закончиться, Клауд, - тихо, но неожиданно твёрдо произнёс Зак.

- Зак! - Клауд сделал ещё один шаг вперёд и споткнулся. Что-то звякнуло, и Клауд на мгновенье опустил глаза. Бастер. Меч Зака.

- Возьми, - совсем тихо прошептал Зак, прикрывая глаза.

Взять? Но этот меч - оружие Солджера и настоящего героя, а он не имеет права до него даже дотрагиваться - особенно теперь, после всего того, что он натворил...

- Зак, я...

- Ты должен, - едва слышно прошептал Зак. - Ты должен его остановить...

Остановить. Жуткое, страшное слово - такое же жуткое и страшное, как горящий город. И такое же невозможное - раз уж Заку не удалось, то что сможет сделать Клауд? Недосолджер, неудачник...

Но Зак был прав, другого выхода не было. Сефирота - то, во что превратился Сефирот - надо было остановить, и остановить немедленно. Иначе сгорит не только Нибельхейм... К тому же, сам Сефирот - тот, прежний, настоящий - наверняка хотел бы, чтобы это чудовище остановили. А ещё Клауд вдруг вспомнил...

...вспомнил вечер, и хмель в голове, и привычную диванную подушку под локтем, и тихий обмен фразами. Эти слова не предназначались для его ушей, Зак с Сефиротом наверняка думали, что он заснул... И это было почти правдой - сил на то, чтобы открыть глаза или что-либо сказать у него не было, а происходящий разговор вполне мог ему присниться. Тогда он не понял смысла этого разговора, и собирался при случае спросить у Зака. Но случая так и не выдалось, и он по-прежнему ничего не понимал, но почему-то был уверен, что речь тогда шла именно о таких ситуациях.

- Когда-нибудь тебе придётся...
- Нет.
- Зак...
- Я не хочу больше поднимать оружие на друзей! Не хочу и не буду!
- Я тоже не хочу, чтобы тебе приходилось это делать. Но это от меня не зависит, и рано или поздно...
- Нет. Не будет этого. Не будет. Я упустил Анджила, но тебя я не отпущу.
Тихий смех вместо ответа.
- Что тут смешного?
- Ничего. Спасибо Зак.
- Я просто не дам тебе улететь. Теперь я знаю, в чём дело, и я тебя не отпущу. К тому же, нас теперь двое, а уж вдвоём с Клаудом мы точно справимся...

- Я не дам ему улететь, - сквозь зубы произнёс Клауд, сжимая рукоять меча. И, резко развернувшись, побежал вверх по лестнице, так и не увидев, как Зак слабо улыбается ему вслед.

Но Сефирот не собирался улетать. Он стоял у стекла и что-то говорил, мягко и почти нежно. И Клауд на миг замер, усомнившись, но тут же отдёрнул себя.

- Моя мать... Мой город... Тифа... Такое не прощают, - яростно произнёс он, вонзая меч в того, кого когда-то поклялся защищать.

В спину. Как предатель. Хотя почему "как"?

Лезвие с противным хрустом пронзило плоть. Сефирот шумно втянул воздух и, пошатнувшись, завалился на треснувшее стекло. Сейчас он сползёт вниз, повернёт голову, увидит Клауда... И в его стекленеющих глазах навсегда застынет то ли упрёк, то ли вопрос. Как ты мог, Клауд? Как ты мог убить того, кто был для тебя смыслом жизни?

Смотреть на это у Клауда не было сил, и он отвернулся. Сделал шаг назад, ещё один... Тифа. Там, внизу, лежит Тифа, ей надо помочь. Клауд ухватился за эту мысль и бросился вниз, выронив меч. Лезвие глухо звякнуло, зацепившись о перила, но Клауд не обратил внимания ни на меч, ни на шумный выдох за спиной, ни на тихий стон...

- Тифа, - прошептал он, становясь на колени рядом с девушкой.

- Клауд... Ты всё-таки пришёл...

- Да.

- Ты сдержал слово, ты пришёл ко мне, когда у меня случились неприятности...

- Извини. Я опоздал. Я должен был успеть раньше.

- Ничего страшного. Клауд...

Грохот разбивающегося стекла заставил его вздрогнуть и вскочить. Кажется, он слишком рано списал Сефирота со счетов... Он бросился вверх по лестнице, на ходу подхватывая стоящий у перил Бастер. Но на этот раз Сефирот стоял к нему лицом, и в его руках было оружие, и шансов у Клауда не было. Лезвие с уже знакомым противным хрустом вошло в плоть, на этот раз в его собственную. И это было больно, невероятно больно, и Клауд закричал бы, если бы мог...

- Ты думал, ты действительно можешь со мной справиться? - с холодной усмешкой спросил Сефирот. - Из-за таких, как ты, из-за людей...

Но Клауд не слушал. Он наконец-то поверил, что это не сон. Во сне не может быть так больно, он бы уже проснулся... Но это - реальность, этот кошмар происходит наяву, и Нибельхейм действительно сгорел, и мама действительно мертва, и Зак действительно умирает в нескольких шагах, и он сам...

- Нет, - прохрипел он, сильнее насаживаясь на лезвие, чтобы вновь обрести опору. Ему казалось, что он кричит, но на самом деле, его голос был едва слышен. Он и сам не понимал, что именно он пытается сделать, но у него получилось - Сефирот отлетел в сторону, клинок с тихим хлюпающим звуком выскользнул из груди, а сам Клауд, не удержавшись, упал на колени. - Нет. Нет, нет, нет...

- Л-лейтенант?

Клауд резко поднял голову. Сефирот стоял неподалёку, прислонившись к колонне, и смотрел на него расширившимися от удивления глазами. Словно не понимал, что происходит.

Словно это не он только что держал Клауда над реактором на лезвии меча...

- Сэр? - прошептал Клауд. - Что...

- Прикажи, - быстро произнёс Сефирот. - Прикажи мне...

Приказать? Но он же обещал! Обещал никогда не пользоваться этой властью... А впрочем, чего стоят все его обещания после удара в спину?

А Сефирот уже выпрямлялся, и в его взгляде вновь горело холодное презрение. Он поднял руку с зажатой в ней головой и улыбнулся.

- Мама... Мы вместе. Мы найдём Землю Обетованную...

- Стоять, - прошептал Клауд. Его голос был едва слышен, но это было неважно - Сефирот замер, не в силах ослушаться приказа. Клауд облегчённо вздохнул - осторожно, насколько позволяла дырка в груди, и тут же растерянно моргнул. Что делать дальше, он себе абсолютно не представлял.

- Дженова... - с явным трудом произнёс Сефирот.

Дженова? Причём тут мать Сефирота? Или он имеет в виду эту кошмарную голову? В любом случае, от головы следовало избавиться.

- В реактор, - всё так же тихо приказал он.

На этот раз Сефирот послушался не сразу - Дженова не хотела в реактор, она хотела жить и командовать. Но приказы Клауда, подкреплённые остатками воли Сефирота, оказались сильнее, и голова полетела в сияющую расщелину. Клауд проводил её взглядом и, наконец-то не выдержав, завалился на пол.

- Неужели всё? - прошептал он, закрывая глаза. И не увидел, как Сефирот едва заметно покачал головой.

- Надо уходить, - всё так же с явным трудом попросил Сефирот. - Прикажи.

Клауд открыл глаза и попытался сесть. Получилось только со второй попытки, а о том, чтобы уходить, не могло быть и речи. Можно просто приказать уйти Сефироту, но... Что именно "но", Клауд не соображал, но был уверен, что отсылать Сефирота - плохая идея. Очень плохая. Но если он прав и действительно надо уходить... Клауд вздохнул.

- Помогите мне, - попросил он. Это не было приказом, но Сефирот мгновенно оказался рядом и, несмотря на рану, с лёгкостью поднял его на руки. Если бы обстоятельства были другими, Клауд наверняка покраснел бы, но сейчас он лишь коротко бросил: - Уходим.

- Прикажи, - всё так же тихо повторил Сефирот, не двигаясь с места.

- Уходим, - повторил Клауд, на этот раз подкрепив слова приказом. И, обхватив Сефирота за шею, позволил унести себя прочь.

Как они добрались до пещеры, Клауд помнил смутно. Кажется, Сефирот вынес его из реактора. Кажется, он упал, едва сойдя с лестницы, и не смог подняться, но Клауда из рук не выпустил. Кажется, Клауд хотел попытаться идти сам. Кажется, ему пришлось оформить это как приказ, потому что Сефирот не хотел его отпускать...

Но дальше идти было некуда - Нибельхейм сгорел, да и не дошли бы они до Нибельхейма. А если бы и дошли, вряд ли их там ждало что-то хорошее... И тогда Клауд вспомнил о пещере совсем рядом с реактором, в которой он прятался в детстве. Они дошли туда - опираясь друг на друга и иногда падая, чтобы снова подняться, но всё-таки дошли. Они спустились с казавшегося невероятно высоким обрыва на узкую площадку перед пещерой, и ухитрились не упасть в пропасть. Здесь их не найдут, даже если будут искать.

- Клауд, - тихо позвал Сефирот. - У Вас есть Эфир? Или Potion?

Potion? Эфир? Ах, да, раны ведь можно не только перевязывать, но и залечивать магией... Potion у него точно не было - былa однa бутылочка, но он в первый же день отдал его маме, а эфир... Эфир, кажется, был. Он с трудом дотянулся до кармана, в котором обычно держал эфир, и едва слышно усмехнулся, показывая Сефироту горсть осколков.

- Был Эфир, - на всякий случай пояснил он. И почему Шинра производит Эфир в стеклянных колбах?

Сефирот взял его за руку и медленно поднёс к губам. Клауд вздрогнул, ощутив горячее дыхание. Наверное, у него начались галлюцинации на почве стресса и потери крови, потому что вряд ли Сефирот стал бы сейчас облизывать сейчас его ладонь, к тому же полную осколков...

- Что Вы...

- Хоть несколько капель, - выдохнул Сефирот. - Должно хватить...

Когда пальцы Сефирота разжались, рука Клауда безвольно упала. Тихо звякнули осколки, рассыпаясь по полу. Два из них всё-таки воткнулись в ладонь, и почему-то эта боль мешала гораздо сильнее, чем сквозная рана в груди.

- Cure, - прошептал Сефирот, и Клауд не сразу сообразил, что происходит. Его на мгновенье окутало зеленоватым маревом, и дышать стало чуть легче. Сефирот пытается его вылечить, для этого он и слизывал эфир с осколков. Вот только... почему Cure? Это ведь самый нижний уровень лечебной магии, для вывихов и лёгких ран. Неужели у Сефирота нет материи более высокого уровня?

Сефирот повторил заклинание, и боль отступила ещё немного. И тогда до Клауда дошло - дело не в уровне материи, у Сефирота просто нет сил на более мощное заклинание. Он всё истратил на бой с Заком и... до того, в Нибельхейме, и всё, что у него было - пара капель эфира. Насколько его хватит? Ещё на два? На три? Для такой раны этого мало, к тому же, Сефирот ведь тоже...

- Вы ведь тоже ранены, - тихо сказал Клауд. - Вам тоже надо...

Сефирот едва слышно хмыкнул, и Клауд почувствовал, как по телу в третий раз прокатилось тепло. Боль в ране почти отступила, хотя сил по-прежнему не было. Он знал, что далеко не здоров, что от потери крови материя не спасает, и что три слабеньких заклинания такую рану не залечат.

Но ему было лучше, и теперь он мог хотя бы пошевелиться.

- Следующее заклинание должно достаться Вам, - по-прежнему тихо произнёс он. Сефирот едва слышно вздохнул.

- Нет.

- Но Вы тоже ранены! - горячо возразил Клауд. - Или я должен приказать?..

- У меня нет сил на ещё одно заклинание, - прошептал Сефирот.

Нет сил? Но он же только что... Все три раза...

- Почему? - Клауд приподнялся на локте и заглянул Сефироту в лицо. Тот лежал с закрытыми глазами и едва слышно дышал. - Почему всё мне?

- У Вас не было шансов выжить, - голос Сефирота был едва слышен. - Теперь есть.

- А у Вас? - быстро спросил Клауд.

Но Сефирот не ответил - он потерял сознание.

Когда Сефирот очнулся, в пещере было совсем темно - луна уже успела закатиться за горизонт, а рассвет ещё не наступил. Обычно ему бы хватило света звёзд и зеленоватого сияния мако-реактора, но сейчас он с большим трудом разглядел лежавшего совсем рядом Клауда.
"Плохи мои дела, - с усмешкой подумал Сефирот. - Совсем плохи...".

Он прислушался, пытаясь уловить стук сердца Клауда или хотя бы звук его дыхания. И то, что ему это удалось не сразу, лишь подтверждало его выводы. Он не знал, сколько времени он пробыл без сознания, но, судя по тому, что луна успела сесть, это было как минимум два часа. За это время он должен был хоть немного восстановиться, но сейчас Сефирот чувствовал себя даже хуже, чем раньше. Правда, на ещё один Cure у него сейчас сил хватит. Вот только кому: себе или всё-таки Клауду? По идее, у Клауда сейчас больше шансов выжить, чем у него. А с другой стороны, если Клауд всё-таки не выживет, то что будет дальше?

Сефирот довольно смутно помнил, как оказался в реакторе и что до этого натворил. Но и того, что он помнил, было достаточно, чтобы понять: если бы Клауд его не остановил, было бы гораздо хуже. И если подобное повторится вновь, а Клауда рядом не окажется, то он вполне может уничтожить весь мир...

Значит, лечить надо Клауда. А потом, если у него вдруг хватит сил на ещё одно заклинание, то можно попробовать и себя.

Сефирот прикрыл глаза, пытаясь сконцентрироваться. Получалось плохо. Хотелось расслабиться и заснуть. А ещё хотелось жить, воды, править миром и убивать. Но последние два желания были какие-то странные. Словно чужие. Это было странное ощущение, странное и знакомое, но он не мог вспомнить, где он раньше сталкивался с чем-то подобным... Неважно. Сейчас - неважно. Сначала вылечить Клауда, чтобы, если эти желания станут слишком сильными, рядом был тот, кто сможет его остановить.

Заклинание было беззвучным, но Клауда оно разбудило. Он со стоном открыл глаза и тут же замер, вспомнив, где он и как здесь оказался.

- Сэр? - неуверено позвал он. - Вы живы, сэр?

Сефирот хотел было ответить, что его так просто не убьёшь, но вместо этого издал лишь тихий полувздох-полустон. Похоже, он зря надеялся, на ещё одно заклинание сил не хватит...

- Почему опять мне? - спросил Клауд. - Следующий Cure - Вам. Это приказ.

На самом деле, приказом это не было, но Клауд твёрдо решил, что прикажет, если Сефирот попытается ослушаться. Да, он обещал, что не будет пользоваться поводком, но... До сих пор это ни к чему хорошему не привело.

Сефирот едва слышно усмехнулся.

- Опять... нет сил... на ещё... - прошептал он.

Клауд вслушивался в тихое, прерывистое дыхание генерала и пытался сообразить, что он может сделать. Кажется, когда они только добрались до пещеры, Сефирот дышал гораздо глубже и ровнее... Это нехороший знак. Очень нехороший, а этот упрямец истратил все силы на Клауда, и теперь...

- Ни Potion, ни Эфира... У меня даже материи нет, чтобы попытаться Вам помочь, - с отчаяньем прошептал Клауд.

- Возьмите... мою.

Несколько мгновений Клауд пытался понять, что именно Сефирот имеет в виду, потом вздрогнул.

- Я идиот, я должен был сам догадаться и попросить...

Сефирот из последних сил протянул руку, и Клауд, всё ещё мысленно ругая себя последними словами, снял браслет с материей и надел на себя.

- Только... Cure, - едва слышно прошептал Сефирот.

- Я могу вытянуть заклинание второго уровня, лучше Cura...

- Пусть Cura, - всё так же едва слышно произнёс Сефирот. - Главное... Чтобы не Fira...

Клауд помрачнел.

- Да уж, огня с нас хватит...

Он мысленно потянулся к материи в браслете. До сих пор ему всего пару раз приходилось носить одновременно несколько шариков материи, и он на мгновенье растерялся. Шутки шутками, но Сефирот прав, использовать не то заклинание сейчас могло быть смертельно. Он выбрал нужную материю и вытащил из браслета все остальные. Так он наверняка не перепутает...

- Cura, - прошептал он. Зеленоватое сияние на мгновенье окутало Сефирота и исчезло. Клауд прислушался, пытаясь уловить изменения в дыхании Сефирота, но за бешеным стуком собственного сердца в ушах он ничего не слышал. - Сэр? Вам легче?

Но ответа не последовало, и Клауд, приподнявшись на локте, заглянул в лицо генералу. Было слишком темно, чтобы что-либо разглядеть, и Клауд склонился ближе, надеясь если не услышать, то хотя бы ощутить дыхание Сефирота. Неужели он опоздал? Неужели Сефирот всё-таки не выжил?

Он склонился ещё ниже, касаясь лица генерала, и наконец-то ощутил дыхание - всё ещё слабое, но, кажется, гораздо более равномерное. Он замер и прислушался, чтобы убедиться, что Сефирот действительно дышит... А потом Сефирот шевельнулся, пытаясь что-то сказать, и оказалось, что он ухитрился уткнуться губами в губы генерала. И прежде, чем Клауд сообразил, что следует отстраниться, извиниться и начать оправдываться, оказалось, что они уже целуются - яростно, жарко и жадно. И Клауд уже не мог отстраниться, не мог остановиться, несмотря на неудобную позу и боль в ране. Он целовал Сефирота, не чувствуя ничего, кроме боли, вкуса крови и осознания того, что они живы - возможно, ненадолго, но всё-таки живы. Он целовал Сефирота - совсем не так, как в прошлый раз, совсем не так, как он мечтал, но сейчас это было единственно правильным. Он целовал Сефирота, и где-то на краю сознания мелькало сожаление, что из-за ран и потери крови им придётся ограничиться поцелуями...

Вечность - а может, несколько мгновений - спустя Сефирот отстранился. Вернее, попытался отвернуться, и Клауд тут же отпустил его, хоть и не без сожаления.

- Сэр, - начал было Клауд. - Я...

- Не надо так. Если мы выживем...

- Конечно, выживем!

- ...то потом пожалеем.

Несколько мгновений Клауд молчал, пытаясь понять, что именно только что произошло, и что значат слова Сефирота. Но мысли разбегались, и боль в груди, утихшая было после магии, вновь усилилась, и он, закрыв глаза, пробормотал:

- Зато теперь у Вас тоже есть шанс.

- Есть, - усмехнулся Сефирот. И тихо добавил: - Спасибо.

@темы: Final Fantasy 7, Контроллер

   

Свалка графомани

главная