22:39 

Контроллер: 9. За двоих

Мозгослесарь
9. За двоих

Из пещеры они решились выбраться через двое суток. К тому времени Клауду стало немного лучше, а Сефирот... Сефирот, кажется, держался на одном упрямстве. У Бастера огромное широкое лезвие, и ранение Сефирота выглядело ужасно, а Клауда хватило на одно-единственное заклинание - пусть и второго уровня, но одно. Сефирот же подлечивал его понемногу каждые пару часов - каждый раз неожиданно, и каждый раз Клауд говорил, что самому Сефироту тоже нужно лечение, и даже грозился приказать... Но Сефирот каждый раз лишь слабо усмехался, говорил, что сил не осталось, и вскоре терял сознание. Каким образом он ухитрялся восстанавливать хоть немного сил, оставалось для Клауда загадкой.

Уходить предложил Сефирот. Он был прав, в пещере не было ни воды, ни еды, а то, что у них было с собой из полевых запасов - две бутылки воды и пара сухих пайков - подходило к концу. Клауд предлагал сходить поискать воду и какую-нибудь еду - рядом был лес, там всегда можно было найти что-нибудь съедобное, но Сефирот не хотел его отпускать.

Причины этого Клауд понял позже - перед выходом, когда Сефирот, не без труда поднявшись на ноги, привалился к стене и тихо заговорил:

- Лейтенант... Клауд. Если со мной что-то случится, Вы должны будете...

- Ничего с Вами не случится, всё будет хорошо! - горячо перебил Клауд. Они пережили пожар и реактор, они пережили последние два дня, и Сефирот просто не может умереть теперь...

Сефирот понял, о чём он подумал, и едва заметно усмехнулся.

- Я не о том. Если я опять начну... - он на миг умолк, то ли переводя дыхание, то ли подбирая слова, - делать что-то не то, вы должны приказать мне остановиться.

Клауд посмотрел на него с недоумением.

- Что-то не то?..

- Как в реакторе. Попаду под чужой контроль.

- О, - Клауд вздрогнул, вспоминая. - Но ведь мы уничтожили голову, её больше нет, она больше не может...

- У неё была не только голова, - усмехнулся Сефирот. - Всё остальное по-прежнему там. Ходжо наверняка попытается увезти и перепрятать то, что осталось, но это наверняка займёт некоторое врeмя. И пока Ма... Пока Дженова рядом...

- Но как... - Клауд попытался переварить новость. Получалось не очень - ведь он был уверен, что всё закончилось... Неужели Сефирот может вновь?..

- Как Дженова остаётся живой и способной меня контролировать даже без головы? - Сефирот прикрыл глаза. - Я не знаю. Но ей это удаётся. Я чувствую её присутствие, и если я окажусь достаточно близко к ней, то всё может повториться. И поэтому мы сейчас не можем разделяться - пока мы достаточно близко к ней, это может плохо кончиться.

Клауд медленно кивнул. Да, в таком случае им действительно лучше держаться вместе. Потому что если Сефирот опять начнёт жечь и убивать...

Он тряхнул головой. Нет, не Сефирот. Сефирот этого не делал, у него просто не было выбора, он не стал бы... А Клауд не приказал ему остановиться.

- Я прикажу, - с мрачной решимостью произнёс Клауд. - Я не позволю Вам устроить ещё один Нибельхейм... - он запнулся и горячо добавил: - Я имел в виду ей. Дженове. Я знаю, что Вы тут не причём, что это она виновата, вы не стали бы, я знаю, я вам верю...

Сефирот грустно усмехнулся.

- Нет, не верите. И, наверное, правильно делаете... Но на этот раз у меня нет возможности предоставить Вам видеосвидетельство. Пойдёмте, лейтенант, нам действительно надо выбираться отсюда.

***
Клауд лежал на траве, заложив руки за голову, и смотрел на лениво плывущие по небу тяжёлые облака. Когда-то в детстве он часто убегал за город, чтобы часами лежать на очень похожей поляне и смотреть на небо. Это успокаивало, помогало забыть о мелких обидах и неурядицах... Он давно вырос, ему уже скоро семнадцать, но сейчас он точно так же смотрит на небо, стараясь забыть обо всём - и вместо этого вновь и вновь вспоминая....

Пожар. Родной город в огне. Дорога к реактору, едва различимая в свете звёзд. Ему тогда повезло - на пути не встретилось ни одного монстра. Наверное, их распугал Сефирот, он в ту ночь был действительно страшен... Тифа, которую он вынес из реактора. Умирающий Зак. Дуэль с Сефиротом - если удар в спину можно назвать дуэлью.

Сефирот сказал, что помнит почти всё, но что наблюдал это словно со стороны. Что он пытался вмешаться, но чудовище, захватившее его разум, не пускало - до тех пор, пока Клауд, уже не соображая, что делает, не отдал приказ остановиться. И тогда контроль Дженовы ослаб достаточно, чтобы он смог хоть как-то объяснить Клауду, что следует делать... И только поэтому они выжили.

Если бы президент Шинра не был параноиком, если бы не было «КнК», если бы Клауд не мог приказывать... Всё было бы иначе. Клауд не смог бы остановить Сефирота, и генерал добил бы его, а сам ушёл бы с той кошмарной головой, чтобы вскоре умереть - нанесённая Клаудом рана была смертельной, без магии он бы не выжил, а сил на магию у него к тому времени не оставалось... Пару недель назад Клауд пытался пошутить, что они должны быть благодарны Шинре - если бы не он и не проект «КнК», они бы не пережили ту ночь. Сефирот тогда задумчиво покачал головой и сказал, что если бы не «КнК», то Дженова до него, возможно, и не добралась бы - ведь он был не единственным Солджером в пределах досягаемости, Заку тоже вживляли клетки Дженовы, но Зак оставался собой до конца...

До конца. Об этом Клауд старался не думать. Зак погиб в тот день. Остался в реакторе - один, смертельно раненый, без помощи... без шансов. Сефирот винил в этом себя - ведь это он ранил Зака, это из-за него Зак оказался в ту ночь в реакторе. Клауд несколько раз пытался убедить его, что на самом деле виновата Дженова, и если бы не она, то ничего бы не было, и Зак был бы жив. Но Сефирот лишь криво улыбался и отворачивался, а Клауд тяжело вздыхал и крепко жмурился, пытаясь сдержать слёзы. Ведь он знал, кто на самом деле виноват в гибели Зака. Если бы он тогда сообразил, если бы они взяли Зака с собой, то быть может, у него тоже был бы шанс. Но Клауд даже не подумал о друге, всё, о чём он тогда думал - это как выбраться самому и вытащить Сефирота. Несмотря на то, что Сефирот только что спалил его родной город, а Зак всю неделю до того пытался это предотвратить.

Он мог - должен был - вытащить обоих. И они бы наверняка выбрались. Да, у Зака не оставалось сил на то, чтобы драться, но пройти немного, или даже проползти он наверняка смог бы. А они с Сефиротом помогли бы и ему, как помогали друг другу, и, быть может, у Зака тоже нашлось бы немного сил на лечебную магию... И тогда они бы выжили втроём, и сейчас им было бы гораздо легче. А так Сефирот замкнулся и почти всё время молчал, и выглядел он... Наверное, со стороны он выглядел так же, как и всегда, но Клауд слишком давно его знал и видел, что Сефироту нелегко даётся это показное равнодушное спокойствие. Клауд хотел бы помочь, хоть как-то поддержать, ободрить, но Сефирот лишь едва заметно улыбался в ответ на его жалкие попытки завязать разговор. Хотя если честно, не то чтобы Сефирот так уж много общался с ним раньше, в Мидгаре. В основном это было по работе, или в лабораториях, или когда рядом был Зак...

Зак. Да, всё держалось на нём. Именно Зак каждый раз заставлял Сефирота улыбаться, именно Зак вытягивал Клауда из его крохотной лейтенантской комнаты то в бар, то на дополнительные тренировки, то к Сефироту, то ещё куда-то... Именно Зак был душой их маленькой компании, и без него всё рассыпалось.

Клауд прикрыл глаза, но перед мысленным взором по-прежнему плыли облака. Тяжёлые, серовато-белые облака, почти тучи, лениво ползли по небу - синему и яркому, как глаза Зака... Как небо смеет оставаться таким же синим и ярким, если Зака уже нет?

Если бы Зак был жив, если бы Зак сейчас был здесь, то всё наверняка было бы иначе. Да, им всё равно приходилось бы прятаться от властей - сгоревший город им бы не простили. Но зато не было бы постоянного неловкого молчания, и не висела бы между ними эта смерть, в которой каждый винил себя - Сефирот потому, что не смог не поддаться Дженове, а Клауд потому, что действительно был виноват...

От этих мыслей его отвлёк Сефирот. Он вышел из охотничьего домика, в котором они ютились последние пару дней, и Клауду не нужно было даже открывать глаза, чтобы понять, что случилось. Как он знал, он не мог объяснить даже самому себе, но это было неважно. Но за то время, что они находились в бегах, он успел привыкнуть к таким ситуациям и теперь не задумывяясь отдал приказ:

- Стоять и не двигаться.

Клауд открыл глаза и сел, оглядываясь. Сефирот замер у двери с клинком в руках, и взгляд у него был напряжённый и почти испуганный. Пожалуй, гораздо более напряжённый, чем в предыдущие разы. И Клауду это не нравилось. Совсем не нравилось.

- Что происходит? - спросил он, подкрепляя слова приказом отвечать.

- Она... Ближе...

Сефирот говорил с трудом, почти так же, как тогда, в реакторе. Плохо. Очень плохо. Клауд надеялся, что его контроля хватит.

- Уберите оружие, - на всякий случай приказал он. Конечно, Сефирот с ним и голыми руками справится, если Дженова опять возьмёт над ним верх, но облегчать ей задачу Клауд не собирался. Сефирот с видимым трудом разжал пальцы, и Масамунэ с тихим лязгом упал на крыльцо.

Плохо. Совсем плохо, раз Сефирот бросил оружие, вместо того чтобы заставить клинок исчезнуть.

Клауд поднялся на ноги и сделал шаг к Сефироту. Тот по-прежнему стоял, не двигаясь, но Клауд видел, что ему это даётся с трудом. Он подошёл ближе - вобще-то Сефирот предупреждал, что лучше не приближаться, но раз контроль Дженовы зависит от расстояния, то, может, и его приказы будут более эффектными, если он подойдёт ближе?

Сефирот дёрнулся и попытался наклониться за клинком, но Клауд отреагировал почти мгновенно.

- Не двигаться. Не слушать никого, кроме меня. Не двигаться...

Он смотрел в глаза Сефирота, раз за разом повторяя приказы, и ему было страшно. Очень страшно, даже страшнее, чем в ту ночь в реакторе... Тогда Дженова была совсем рядом, Сефирот держал в руках голову, и то Клауд смог перехватить контроль. А сейчас она далеко, в радиусе ста метров её точно нет, в радиусе нескольких километров, скорее всего, тоже. Так почему же её контроль настолько силён?

- Смотрите на меня, - приказал он. - В глаза. Не двигайтесь, просто смотрите на меня. Вы сильнее, вы справитесь...

Клауд на мгновенье замер, потом, решившись, осторожно взял Сефирота за руку. Быть может, при физическом контакте его воля всё-таки окажется сильнее, и Сефироту станет легче бороться? Но сжатая в кулак ладонь была обтянута перчаткой, и Клауд скоьзнул пальцами выше, внутрь рукава, пока не ощутил под пальцами сначала край перчатки, потом кожу запястья... Сефирот вздрогнул от этого прикосновения, и в следующий миг он уже неловко обнимал Клауда за плечи и прижимался щекой к щеке. Клауд чувствовал, что Сефирота трясёт от напряжения, что Дженова всё ещё не отпустила его, но, кажется, физический контакт действительно помогал.

- Вы справитесь, - тихо повторял Клауд. - Вы не послушаете её, Вы не будете сходить с ума. Вы справитесь...

Но с каждым мгновеньем Сефирот напрягался всё сильнее, и Клауд чувствовал, что ещё немного - и Дженова одержит верх. Ещё немного - и...

- Не смейте. Не смейте подчиняться ей, не смейте, не смейте...

Над поляной пронеслась тень - слишком быстро и мимолётно, чтобы быть облаком. А в следующий момент Клауд увидел его - огромный самолёт класса Генлика, и летел он совсем-совсем низко, словно только-только взлетел... Странно, откуда он здесь взялся? В горах не так уж много мест, где можно посадить "Генлику". А главное - зачем она здесь понадобилась?

Ответ на этот вопрос стал ясен несколько минут спустя, когда Сефирот вдруг отпустил его и бессильно упал на колени. Несколько мгновений Клауд стоял неподвижно, не решаясь поверить, что всё закончилось, что они в очередной раз справились, что Сефирот не сойдёт с ума, присел рядом с Сефиротом.

- Сэр? Вы в порядке? Что...

- Её увезли, - Сефирот тихонько вздохнул и прислонился к стене. Клауд облегчённо рассмеялся.

- Надеюсь, она улетела куда-то далеко, - ответил он.

Сефирот едва заметно улыбнулся и кивнул. Выглядел он бледнее обычного, на висках выступила испарина, а дыхание было хоть и ровным, но слишком глубоким, словно он всё ещё пытался украдкой отдышаться после пережитого.

- Но... Почему так сильно? - немного помолчав, спросил Клауд. - Ведь это было сильнее, чем обычно... Или мне показалось?

- Не показалось. Это было сильнее, чем... - Сефирот запнулся, как всегда, когда речь заходила о том ужасном дне. - Сильнее, чем в реакторе.

- Сильнее, чем в реакторе? - переспросил Клауд, побледнев. - Но... Как?

- Она разумна. Она знала, что её увозят далеко, и это был... Жест отчаянья, наверное. Последняя попытка взять меня под контроль...

- Последняя?

Сефирот горько усмехнулся.

- Её приказ был прост - уничтожить того, кто пытается отнять меня у неё. Если бы ей это удалось, то другие попытки и не понадобились бы. А раз не удалось, то с большего расстояния и пытаться бесполезно.

- Того, кто пытается... - Клауд ожидал чего-то подобного. Вернее, должен был ожидать, но почему-то это всё равно не укладывалось в голове. Сефироту приказали убить... - Меня?

Сефирот кивнул.

- Вас, Клауд. Но Вы её остановили, а сейчас её увозят достаточно далеко, и вряд ли она сможет оттуда приказывать.

Клауд устало вздохнул и привалился к стене рядом с Сефиротом.

- Наверное, я задаю слишком много дурацких вопросов, но откуда...

- Откуда я знаю? - Сефирот устало усмехнулся. - Наверное, оттуда же, откуда Вы каждый раз знаете, что меня пытаются контролировать извне. Ма... Дженова очень много вкладывает в попытки контроля, и за её приказами можно разобрать её мысли. Воспоминания. Образы.

Клауд кивнул. Чего-то такого и следовало ожидать. Интересно, слышит ли Сефирот его мысли, когда он приказывает? Клауд надеялся, что нет. Конечно, сейчас, когда появилась Дженова, он мог об этом не волноваться - когда он приказывал, то думал только о том, как бы удержать Сефирота от ещё одного сумасшествия. Но раньше, когда они ещё были в Мидгаре, и Сефирот иногда заставлял его практиковаться... Или когда он звал Сефирота после Мако-инъекций... Одного лишь воспоминания о том, что он мог тогда думать, было достаточном, чтобы заставить его покраснеть.

- Они… нечеловеческие, - вдруг произнёс Сефирот, и Клауд вздрогнул от неожиданности. - Её мысли. То, что она помнит. Оно другое, совсем другое. Чуждое. Холод и темнота, и только звёзды вокруг. Вечные льды. То, как она видела Древних и как представляет людей. Её эмоции... У неё есть эмоции, но они другие. Совсем. И желания другие, и...

Сефирот говорил, тихо и почти монотонно, а Клауд слушал, затаив дыхание, боясь перебить, боясь спугнуть эту неожиданную исповедь. В какой-то момент Сефирот устало вздохнул и положил голову на его плечо, и Клауду показалось совершенно естественным приобнять его за плечи... И это было очень похоже на те немногие вечера, когда они втроём сидели у Сефирота, и Зак точно так же укладывал голову то на плечо Клауду, то на колени Сефироту, и его невозможно было не обнять - как невозможно не погладить щенка, напрашивающегося на внимание... Конечно, Сефирот на щенка похож не был, а Зак погиб и никогда больше не будет лезть обниматься, но сейчас Клауд совершенно не думал об этом. Он просто наслаждался моментом покоя и совершенно неожиданного тепла.

А ещё он вдруг вспомнил, как однажды вечером сам зашёл к Сефироту - у него было какое-то срочное дело, иначе он никогда не решился бы заявиться к генералу в гости. Ему тогда открыл Зак, и Клауд начал было говорить о работе - он уже не помнил, который из кризисов тогда случился, но это и неважно, говорить о делах ему Зак тогда не дал. Вместо этого затащил в квартиру и не допускающим возражений тоном велел взять себе на кухне стакан чего покрепче на выбор и топать в гостиную.

Он тогда сидел и ломал голову, пытаясь понять, что могло довести Сефирота до такого состояния. Наверное, это было что-то по-настоящему ужасное, ведь ни после процедур КнК, ни после визита к Президенту Клауд его таким не видел... А тогда Сефирот сидел на диване, разглядывал содержимое своего стакана и совершенно не реагировал ни на появление Клауда, ни на выходки Зака... Зак нёс какую-то чушь, травил анекдоты, строил планы государственного переворота, а Сефирот не реагировал, и Клауду было страшно. Он не понимал, что происходит, он не хотел там находиться, он не знал, чем он не знал, чем может помочь и не понимал не понимал, зачем Зак его туда затащил... Впрочем, ответ на последнее он получил довольно быстро - его обязанностью было следить за тем, чтобы стакан Сефирота не пустовал. Это Клауд мог, и с этой задачей он справился, и он был рад помочь хотя бы так - а заодно наполнить и свой стакан...

А потом Зак устроился в углу дивана, на месте, которое Клауд иногда мысленно решался называть своим, а Сефирот положил голову ему на колени и начал что-то рассказывать - сначала тихо и без выражения, потом всё сильнее увлекаясь, погружаясь в воспоминания... Он рассказывал об Анджиле, которого Клауд никогда не видел и знал только по имени как ментора Зака, и о ком-то по имени Генесис. На следующий день Клауд получил короткое письмо - стандартное уведомление об изменении статуса персонала, из которого он узнал, что Генесис Рапсодос был Солджером Первого Класса и что он погиб в бою. Но в тот вечер он ещё ничего не знал и не понимал, он просто сидел и слушал, как Сефирот вспоминал о ночных вылазках в тренировочный зал на Солджерском этаже, о закатах над морем и дуэлях на стволе Джунонской пушки. Он рассказывал истории времён Вутайской войны - то забавные, то страшные, но в каждой из них упоминался Генесис.

Сефирот говорил, а Зак слушал, не перебивая, лишь иногда вставляя короткие реплики, и гладил Сефирота по волосам. И Клауд немного завидовал их близости, и в то же время был рад, что у Сефирота есть хоть кто-то, с кем он может позволить себе расслабиться. И было одновременно тепло и мучительно стыдно, что он оказался свидетелем этой минуты слабости.

А теперь Сефирот точно так же сидел с ним и тем же тихим, немного рассеянным голосом рассказывал - о Дженове и её воспоминаниях, об ошибках учёных, принявших её за Древнюю, о Древних и Лайфстриме, о реакторах и политике, о войне и боевых товарищах... Об Анджиле и Генесисе. О Заке - каким он был, когда был учеником Анджила, о его первых миссиях и совместных приключениях. Сефирот вспоминал и говорил, а Клауд молча слушал, перебирал длинные серебристые волосы и думал о том, что теперь эта роль досталась ему. Теперь он будет для Сефирота тем, кем раньше был Зак. Теперь он будет молча слушать, и поддерживать, и заставлять улыбаться. Правда, шутить и смеяться как Зак он не умел, но... Научится. Должен научиться. Ведь теперь ему предстоит жить за двоих. За себя и за Зака, которого он не спас.

Сегодня Клауд будет слушать, а завтра они вновь отправятся в путь. И через пару дней доберутся до Рокет-тауна, где можно будет узнать новости и понять, что делать дальше. И они непременно что-то придумают, найдут способ всё уладить и вернуться в Корпорацию... или не возвращаться, в конце концов, на Корпорации свет клином не сошёлся, и неважно, что Президент Шинра думает по этому поводу. Пожалуй, без Шинры им будет даже лучше.

Когда-то Зак говорил, что если его когда-нибудь уволят, он пойдёт в наёмники, и даже мечтал о том, как здорово это будет - путешествовать по свету, зарабатывать на жизнь зачисткой монстров и ни от кого не зависеть. Быть может, они с Сефиротом так и сделают - станут наёмниками. Они наверняка будут лучшими в этом бизнесе, потому что иначе быть не может, ведь Сефирот - самый лучший, и они станут известными на весь мир специалистами по особо опасным монстрам...

Жаль лишь, что Зак этого не увидит.

@темы: Final Fantasy 7, Контроллер

   

Свалка графомани

главная