Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:31 

Дорога снов

Мозгослесарь
Название: Дорога снов
Автор: helcatari
Бета: нет
Статус: Закончено.
Фэндом: нет
Жанр: Романтика
Рейтинг: PG13 за общее настроение.
Предупреждения:
1. Это история любви, которую можно воспринимать как слэш. Но необязательно. Ничего "такого" в тексте нет.
2. Смерть главных персонажей.

Аннотация: Смерть и почти ничего кроме. Разве что немного любви.


Именно здесь всё началось. Ты ведь помнишь, как это было? Помнишь. Но я всё равно расскажу тебе.

Маленькая уютная кафешка. Хороший кофе, уютный зал, тихая публика... Я любил это место. Любил приходить сюда, садиться на диванчик в дальнем углу, заказывать крепкий кофе с корицей. Любил часами сидеть здесь, уткнувшись в очередной учебник или просто разглядывая посетителей. Здесь всегда было тихо и спокойно, и я никогда не думал, что именно здесь случится событие, которое могло бы стать переломным моментом моей жизни.

Переломный момент. Странный термин, наводящий на мысли о травмпункте и скорой помощи. А ведь на самом деле, это было чудо. Вернее, начало чуда, которое могло бы со мной произойти, если бы не...

В тот день я сидел за своим обычным столиком и читал книжку. Не учебник и не справочник, а просто книжку в яркой обложке. Что-то в жанре "фэнтези". Или "научная фантастика" - кто их теперь разберёт... Что-то о магии и звездолётах - незапоминающееся, но весьма увлекательное.

Я почувствовал твой взгляд. Я всегда считал,что это бред, что взгляд невозможно почувствовать, но именно твой взгляд оторвал меня от книги посреди предложения, заставил поднять голову и оглядеться.

Тебя я заметил сразу. Строгий тёмно-серый костюм, отброшенные назад тёмные волосы, красивое лицо и тяжёлый взгляд из-за стильных очков. Ты хмурился, поглядывая на часы, ты явно кого-то ждал, а я... я почему-то захотел увидеть, как ты улыбаешься. Странно, правда? Я видел тебя впервые в жизни, казалось бы, какое мне до тебя дело? Но в тот момент я об этом не думал. Я просто улыбнулся тебе - и увидел, как раздражение медленно сменяется недоумением, как подрагивают уголки твоих губ... Ты был готов улыбнуться, но тут появился тот, кого ты ждал, и твоё раздражение вернулось. И мне ничего не оставалось, кроме как опять уткнуться в книжку. Правда, прочесть мне больше ничего не удалось - все мои мысли почему-то вертелись вокруг тебя. Я украдкой поглядывал на тебя, делая вид, будто читаю. Я подслушал обрывки твоего разговора - вы говорили о каких-то акциях, но мне не было до этого дела. Я просто слушал твой голос... Наверное, это было неправильно - невежливо, неэтично, аморально. Но я не думал об этом. Я думал только о том, что сейчас ты закончишь дела и уйдёшь навсегда, и я так и не увижу твоей улыбки.

Но я её всё-таки увидел - в последний момент, когда твой собеседник уже встал и пошёл к выходу, ты внимательно посмотрел на меня и улыбнулся. А потом сделал то, чего я уж совсем не ожидал - вытащил из кармана визитную карточку, бросил на свой столик, и заспешил к выходу.

Конечно же, я взял её. Не мог не взять. И теперь я знал твоё имя.

Наверное, я вскоре одумался бы. Отогнал бы наваждение, созданное той случайной встречей и постарался бы забыть тебя. Наверное, я бы не позвонил. Наверное, мы бы никогда больше не встретились. Зачем искать встречи с незнакомым человеком, с которым случайно столкнулся в кафе?

Хотя... Кто знает? Я ведь всегда был безнадёжным романтиком. Возможно, я попытался бы тебя найти. Возможно, из этого бы даже что-то вышло.

Так что не знаю я, чем могла бы кончиться эта история. Да и неважно это теперь.

Видишь ли, я умер тем вечером.

Не веришь? Ну и не надо. В конце концов, это твой сон, и неважно, что это я тебе его рассказываю. Нет, ты не сходишь с ума. Просто есть вещи, которые выходят за рамки человеческого опыта. Например, жизнь после смерти и призраки вроде меня. Если хочешь, я расскажу тебе об этом... в следующем сне. Тебе ведь скоро вставать...

***
Заснул наконец-то... Ну и стоило ли столько ворочаться? Тебе же рано вставать, опять не выспишься. А я не успею тебе ничего рассказать. Хотя это как раз неважно - у нас с тобой вся жизнь впереди... Вся твоя жизнь - но я постараюсь, чтобы это было долго.

Я не так уж много могу, на самом деле. Рассказывать сны, влиять на эмоции... Ничего реального. Даже мысли читать не могу - они слишком материальны. Смешно, правда? Но факт, мысли призракам вроде меня неподвластны.

Знаешь, мне бы хотелось уметь читать твои мысли. Знать, о чём ты думаешь. Знать, вспоминаешь ли ты обо мне - хоть когда-нибудь... Хотя это-то я как раз знаю. Вспоминаешь. Я преследую тебя в снах, я не даю тебе забыть.

Сначала ты думал, что сходишь с ума. Что та встреча в кафе тебе привиделась, что ты меня придумал... Ты лежал на диване в кабинете у психоаналитика и рассказывал об этом, а я сидел в углу и откровенно хихикал - всё-таки в моей призрачности есть некоторые преимущества. А потом тебе прописали таблетки и мне пришлось оставить тебя в покое.

Ты ведь наверное думал, что это таблетки прогнали меня, да? Думал, что тебя вылечили... Но это не так. Тебя не могли вылечить, ведь ты всегда был здоров. А на призраков Прозак не действует. Но эти таблетки меняли тебя, меняли твои эмоции. И я... испугался. Испугался, что потеряю тебя, что своим присутствием заставлю тебя превратиться в кого-то другого. А для меня это было бы хуже смерти. И я оставил тебя в покое.

Знаешь, это были самые страшные - и самые удивительные - полтора года моей призрачной жизни. Я летал по этому миру, я облетел его весь, заглянув в каждый уголок. Я бродил по дорогам снов и учился пользоваться своими новоприобретёнными призрачными талантами. Ведь я сначала ничего не умел - даже эмоции слушать... Наверное, именно поэтому я чуть не свёл тебя с ума сначала - я просто ничего не умел.

Иногда я встречал других призраков на дорогах снов. Некоторые из них меня чему-то учили, а с одним я даже почти подружился. Но были и такие, кто смотрел сквозь меня, будто я был самым обыкновенным живым. Они считали, что я слишком молод, что со мной нечего общаться. И у призраков есть свои предрассудки... Совсем как у живых.

Знаешь, нас ведь очень мало. Наверное, это покажется тебе странным, но это так. Смерть - это развилка. Кто-то идёт дальше, кто-то перерождается, кто-то просто перестаёт существовать... Каждому - своё, и у каждого есть выбор. Но об этом я расскажу как-нибудь в другой раз.

А тогда я летал по миру, учился, общался с себе подобными - и тосковал о тебе. Тосковал, но боялся вернуться. Боялся навредить тебе своим присутствием. Боялся, что ты никогда не поверишь в меня. Боялся, что ты поверишь - и прогонишь...

Я летал по миру, выискивая тех, кто походил на тебя. Я показывал им самые великолепные сны, которые я мог выдумать, я заставлял их верить в чудеса и чувствовать себя счастливыми... Но тоска не отступала, а вернуться я не мог.

Не мог до тех пор, пока в один не слишком прекрасный момент не почувствовал твой страх. Я был за полмира от тебя, но для призраков расстояния - не более чем условность, и мгновенье спустя я был рядом.

У тебя были серьёзные неприятности. Тебя взяли в заложники, за тебя требовали выкуп, но ни ты, ни твои тюремщики не сомневались, что живым ты не уйдёшь.

Поняв это, я испугался. До оцепенения, до истерики... Ты когда-нибудь видел призрака в истерике? Конечно не видел, ты ведь нас вообще видеть не можешь - разве что во сне. И это хорошо. Призрак в истерике - зрелище неприглядное. К счастью, моя истерика долго не продлилась, я вспомнил, что кое на что способен.

Это было трудно - влиять на бодрствующих живых, изменять их эмоции на почти противоположные. Это было действительно трудно, почти невозможно, но я всё-таки справился. Тебя отпустили. А я поклялся себе, что больше тебя не оставлю...

Чёрт бы побрал этот будильник! Ненавижу будильники - сейчас даже сильнее, чем когда был живым, вечно невыспавшимся студентом. Тогда я хотя бы мог швырять их об стену, а сейчас даже выключить не могу. Ладно, просыпайся. У нас впереди ещё много ночей для разговоров...


***
Ну и зачем тебе это понадобилось? Зачем было копаться в архивах и платить частным детективам? Я бы тебе и сам всё рассказал - надо было лишь спросить... Тем более, что до правды твои детективы всё равно не докопались. Но я расскажу тебе, как это было.

Знаешь, это было почти не больно. Наверное, потому, что я умер слишком быстро. Не мгновенно, как написано в свидетельстве о смерти, но всё-таки быстро. Минут за пять, наверное. Ведь после остановки сердца мозг ещё какое-то время живёт... Впрочем, не стоит об этом.

Тебе сказали, что меня застрелили на улице в процессе разборки между двумя группировками. Что я был членом одной из довольно известных банд, что я наверняка был их спецом по компьютерам... Что мне просто не повезло.

Что ж, в последнем они были правы. Мне действительно не повезло.

Знаешь, я смеялся, когда слушал отчёт твоего детектива. Это было действительно забавно - список моих потенциальных связей, положение в иерархии банды... А ведь пока я был живым, я даже названия этой банды не слышал, что уж говорить о связях.

А на самом деле... На самом деле я шёл домой. А эти придурки устроили разборку именно на моей улице. Я даже испугаться не успел - меня достали чуть ли не первым же выстрелом. И что самое обидное - случайно достали, в меня даже не целились... Думаю, меня даже не видели. Вот так-то...

Кстати, зачем тебе понадобилась копия моего свидетельства о смерти? Чтобы убедиться, что я действительно существовал? Доказать самому себе, что ты меня не придумал? Странный ты всё-таки.

Впрочем, это даже хорошо, что оно у тебя есть. Теперь ты знаешь моё имя.

Ведь за годы нашего знакомства я так и не представился...

***
Соскучился? Знаю, вряд ли. Небось даже не успел отдохнуть от моего вечного присутствия, от бесконечных монологов каждую ночь... Ничего, я ненадолго. Вот посижу с тобой пару часов - и снова оставлю в покое.

Знаешь, ведь ты мог бы и поговорить со мной. Это и твой сон тоже, ты мог бы появиться здесь. Мы могли бы... Да что угодно - на дороге сна я почти всемогущ, я мог бы исполнить любое твоё желание. Я мог бы сделать тебя абсолютно счастливым, я мог бы подарить тебе весь мир... И не только на одну ночь - на все ночи твоей жизни. Я мог бы сделать что угодно - тебе достаточно только сказать.

Но ты молчишь. Ты всегда молчишь, все эти годы. Ты ни разу не заговорил со мной. Хотя нет, был тот раз - помнишь, когда тебя втянули в ту некрасивую историю с контрабандой. Ты тогда собирался на встречу, с которой боялся не вернуться. Попрощался с женой, поцеловал сына... А потом, закрывшись в кабинете, достал из глубины нижнего ящика стола простую синюю папку с моей фотографией и свидетельством о смерти. Вытащил фотографию, провёл по ней пальцами и тихо, еле слышно, попросил меня присмотреть за твоим сыном если ты не вернёшься...

Знаешь, я даже сначала не поверил. Это не укладывалось в моей призрачной голове - ты обратился ко мне, собираясь умирать. Ты собирался умирать. Ты обратился ко мне...

Конечно же, я пообещал выполнить твою просьбу. Я не мог иначе. И дело не в какой-то призрачной мистике, принуждающей меня исполнять твои желания. Всемогущие духи в рабстве у людей - это сказки для живых, на самом деле такие как я далеко не всемогущи, но совершенно свободны. Но ты... Ради тебя я готов был на что угодно. Наверное, на языке живых это называлось бы привязанностью. Или дружбой. Или одержимостью. Или даже любовью... Всё-таки призракам легче - между нами нет барьера из слов.

Я не дал тебе тогда умереть. Точно так же, как и в тот раз, когда ты был заложником - хотя во второй раз справиться было легче. Всё-таки опыт - великая вещь... Нет, я не хвастаюсь, и не хочу, чтобы ты чувствовал себя в чём-то обязанным. В конце концов, ты меня ни о чём подобном не просил. Просто я хочу чтобы ты знал, что ты тогда совершенно правильно оценил ситуацию. Тебе действительно грозила опасность, это не было беспочвенной паникой... А за твоим сыном я всё равно присматриваю.

Кстати, у него ведь день рожденья через две недели. Большой уже, восемь лет парню. А кажется - только недавно я жалел, что не могу напиться на твоей свадьбе. Я знаю, ты уже наверняка присмотрел для него подарок, но всё же... Он хочет самолёт. Не настоящий не пугайся так сразу. Помнишь, пару месяцев назад ты водил его в магазин игрушек, и там были сборные самолётики, которые надо склеивать, а потом красить? Когда я был юным живым оболтусом, это было моё любимое развлечение. У меня их штук тридцать было, этих самолётиков. И все разные... Но я не о том. Он хочет такой самолётик, причём именно F-15, который надо будет склеивать, а потом ещё красить. Довольно сложная модель, даже на коробке написано что-то вроде "для детей от двенадцати и старше"... У меня такой тоже был. И он мечтает, что ты будешь помогать ему склеивать эту модель, что вы будете вместе сидеть по вечерам за столом, а потом покажете результат маме и она обрадуется...

Вот такие они, детские мечты. И даже мысли читать не надо - они уже месяц это с соседом по парте на уроках обсуждают. И не надо его за это ругать - уроки от этого не страдают, а ту чушь, которую им там рассказывают, он ещё в детском саду знал.

Знаешь, он вообще хороший мальчишка - твой сын. Умный, общительный, обаятельный сорванец. Наверное, это глупо с моей стороны, но я немного горжусь им. Словно я имею к нему какое-то отношение...

***
Наверное, тебе это покажется диким и неправильным, но... Знаешь, я иногда мечтал о том, что будет после твоей смерти. В моих мечтах ты мирно умирал во сне, окружённый давно выросшими детьми, внуками, и даже правнуками. Ты уходил с лёгкой улыбкой на лице, без сожалений, без страха и боли. Ты проходил сквозь туннель - все через него проходят, и все острят по этому поводу, даже живые. Анекдоты о свете в конце туннеля - именно об этом. Дурацкое, в сущности, место, но выбор дальнейшего пути происходит именно там.

В моих мечтах ты выбирал дорогу снов. В моих мечтах ты выходил из туннеля - молодой, красивый, в строгом тёмно-сером костюме и изящных очках - такой, каким я увидел тебя впервые. Только взгляд был другой - удивлённый и чуть испуганный. Я подходил к краю серебристой дорожки и протягивал тебе руку, а ты надолго замирал у края, и смотрел на меня, не говоря ни слова. Смотрел долго, как мне казалось, целую вечность, а я стоял с протянутой рукой и боялся, что ты уйдёшь обратно в туннель и попытаешься сделать другой выбор. Я не знаю, возможно ли такое, но всё равно боялся. А потом я вдруг, сам не понимая почему, улыбался тебе, и ты улыбался мне в ответ, и наконец-то брал мою руку и ступал на дорогу снов... Дальше я не решался даже мечтать.

Чёрт, ну почему я не всемогущий? Почему я не могу подарить тебе такую жизнь - и такую смерть? Даже если после неё ты выбрал бы другую дорогу, и ушёл из того, во что превратилась моя жизнь.

Жизнь - несправедлива, это я понял ещё тогда, когда был живым. Но это - слишком. Ты не должен умирать - так. Никто не должен умирать так, но на остальных мне по большому счёту плевать...

Знаешь, я преклоняюсь перед твоим мужеством. Ты улыбаешься жене и перекидываешься шуточками с сыном, ты обещаешь, что скоро тебя выпишут и ты вернёшься домой. Ты строишь из себя героя - а они даже не подозревают, что тебе осталось жить не больше трёх недель. Ты тоже не должен знать этого, врачи никогда не говорят о подобных вещах с пациентами, боясь лишить надежды и воли к жизни. Но ты - знаешь. Ты хотел это знать, и я... нет, не сказал тебе - я бы не смог. Я просто подправил настроение одной из медсестёр, и она на радостях забыла папку с твоей медицинской картой у тебя на койке. А ты даже не удивился, когда прочитал, что у тебя - рак на последней стадии, и из больницы ты никогда не выйдешь.

А я... Я не могу ничего для тебя сделать. Всё, на что я способен - это влиять на эмоции и рассказывать сны. Да, я могу заставить дежурную медсестру вдруг испытать желание отложить кроссворд и подойти к тебе, когда тебе плохо. Я могу показать тебе во сне что-нибудь прекрасное, что-нибудь, что заставит тебя улыбаться, несмотря на боль и слабость. Я могу убрать страх и тревогу твоей семьи, я могу немножко уменьшить твоё отчаянье... Наверное, это не так уж мало, но я хотел бы мочь больше.

Знаешь, твой сын был здесь вчера. Но ты спал, и он не стал тебя будить. Он принёс тебе самолётик - помнишь, тот самый, который ты подарил ему на восьмой день рождения, и который вы вместе склеивали.

Этот самолётик... Знаешь, твой сын был по-настоящему счастлив тогда. Не так, как на новый год, когда вы подарили ему последний писк моды в мире игрушек - тогда он просто радовался и предвкушал, как будет хвастаться в школе. Да, я знаю, тебе трудно заметить такие тонкие оттенки детского восторга, хоть он и твой сын. Но можешь мне поверить - я в таких вещах разбираюсь, я их чувствую...

Впрочем, я думаю, что в тот раз ты тоже почувствовал - и откликнулся, пообещав, что вы будете собирать эту игрушку вместе, и даже выполнил это обещание, послав дела к чертям. И правильно сделал. Ведь ты тоже был счастлив - наконец-то по-настоящему общаясь с сыном по вечерам, занимаясь чем-то, что не является работой, рисуя самолётики в блокноте во время совещаний... Ты украдкой водил дорогой ручкой по бумаге и чувствовал себя сбежавшим с урока школьником. И это было здорово, правда?

Знаешь, я тоже был счастлив тогда. Это ощущение, эта эйфория, она... заразна, что ли? Я сидел на столе, слушал, как ты ругаешь авторов инструкции, смотрел, как вы пытаетесь собрать корпус, купался в ваших эмоциях и отчаянно жалел о том, что я - призрак, что вы меня не слышите, что я не могу рассказать вам, что именно имели в виду авторы инструкции. Наверное, мне просто хотелось быть ближе к вам, быть не только свидетелем, но и участником вашего счастья. Я знаю, что это глупо, что я бы только помешал, но... и призракам иногда хочется помечтать.

А теперь этот самолётик сидит на тумбочке у изголовья, и отсветы с панелей приборов, к которым ты подсединён, делают пластиковую игрушку странно-загадочной. Может быть, это заставит тебя улыбнуться, когда ты проснёшься...


Да, ты ещё проснёшься. Возможно, в последний раз, но - проснёшься.

А когда ты уснёшь в последний раз, я покажу тебе сон. Самый прекрасный, самый добрый, самый лучший, который я способен создать. Пожалый, это будет лучшим прощальным подарком, который я могу тебе подарить...

Я не знаю, что будет, когда этот сон закончится. Я не знаю, какую дорогу ты выберешь. Не знаю и не смею ни советовать, ни просить, но... Я был бы счастлив встретить тебя на дороге снов.

А если ты выберешь другой путь... Что ж, каждый выбирает по себе. Надеюсь, ты будешь счастлив на той дороге, которую ты выберешь.

А я... Я присмотрю за твоим сыном.


@темы: Original fiction, Дорога снов

Комментарии
2011-03-19 в 11:13 

Papa-demon
(вн)утренний Себастьян/жизнь восхитительно пуста, мне нравится.
одна из самых прекрасных и нежных твоих историй!
люблю безмерно.

2011-03-19 в 19:40 

helcatari
Мозгослесарь
Спасибо, Аззи. Я и сама люблю эту историю.

   

Свалка графомани

главная